Еще раз о российском золоте и что с ним будет

0
44

Еще раз о российском золоте и что с ним будет

Надеюсь, никому не надо доказывать, что для России приход в Белый дом Джо Байдена гораздо менее приятный вариант, чем приход Дональда Трампа. Хотя на протяжении четырех лет президенства Дональда Трампа Вашингтон вводил те или иные экономические санкции против Москвы, однако они не были смертельными для нас. В каком-то смысле они даже были полезны для России, т.к. заставляли российские власти принимать хоть какие-то шаги в деле импортозамещения.

Трамп всячески избегал таких наиболее жестких санкций, как запрет на приобретение российского суверенного долга, блокировка международных расчетов через систему СВИФТ, замораживание международных резервов Российской Федерации. По той, вероятно, причине, что подобные санкции могут создать «эффект бумеранга», т.е., в конечном счете, ударить по самим США. Например, подорвать доверие к системе СВИФТ, через которую проходит большая часть всех платежей и расчетов в мире (хотя система находится в европейской юрисдикции, однако она уже давно попала под жесткий контроль Вашингтона). Еще более серьезным риском для Вашингтона является потеря доверия к доллару США (в случае заморозки российских валютных резервов).

Примечательно, что в ходе предвыборной кампании Джо Байден не раз критиковал Трампа за «мягкотелость» в отношении России. Эксперты уверены, что если Байден займет Белый дом, то он (вернее те, кто его двигал на этот пост, люди из «глубинного государства») задействует самые жесткие экономические санкции против Москвы. Вот и глава Сбербанка Герман Греф, полагая, что победа за Байденом, 12 ноября признал: Америка ужесточит санкции в отношении России, причем «следующие санкции могут быть очень радикальными».

Банк России предпринимал определенную подготовку к подобному сценарию развития событий. В частности, в 2018—2019 гг. резко увеличил масштабы закупки золота в международные резервы и провел некоторое замещение иностранной валюты денежным металлом. Очевидно, что монетарное золото, особенно если оно хранится на территории России, имеет полный иммунитет к любым экономическим санкциям.

В нулевые годы доля золота в международных резервах снизилась до минимального значения в 2,5%. В 2014 году этот показатель уже перевалил через планку в 10%. А в начале нынешнего года была преодолена планка в 20%. Конечно, большие вопросы вызывает официально анонсированное Неглинкой прекращение закупок золота в международные резервы с 1 апреля нынешнего года. Но в силу быстрого роста цен на золото на мировых рынках, доля его в международных резервах продолжала расти. По состоянию на 1 ноября 2020 года доля золота в международных резервах составила 23,79%.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Кодекс Грефа» оказался хуже короеда

Напомню, что всеми международными (золотовалютными) резервами Российской Федерации управляет Центробанк. Эти резервы состоят как из соответствующих балансовых активов самого Центробанка, так и тех резервов, которые принадлежат Минфину и размещаются на депозитах ЦБ. Минфиновская часть международных резервов — почти исключительно средства Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Та часть международных резервов, которая принадлежит Центробанку, представляет собой сочетание валютных активов (средства на счетах в банках, казначейские бумаги других государств, негосударственные ценные бумаги и др.) и монетарного золота (металлические слитки определенного веса и пробы, отвечающие как международным, так и российским стандартам).

А вот минфиновская часть резервов состоит исключительно из иностранных валют, монетарного золота там нет. Я помню, когда еще существовал Стабилизационный фонд (на базе которого позднее были созданы Резервный фонд и ФНБ), шли дискуссии о том, что этот фонд следует наполнять не только валютами, но и драгоценным металлом. Но тогда (это было в конце нулевых годов) эта идея была отвергнута (напомню, что тогда Минфином руководил А. Кудрин). Мол, золото — не деньги, а биржевой товар, к тому же с высокой ценовой волатильностью. Но, между прочим, тогда Банк России не вполне разделял такую точку зрения, начав наращивать золотой запас в составе своей части международных резервов.

На протяжении всего текущего десятилетия вопрос о целесообразности включения золота в состав Резервного фонда (сегодня его уже нет, его средства исчерпаны и он ликвидирован) и Фонда национального благосостояния поднимался не раз. Но каждый раз Минфин эту идею отвергал.

У Минфина свои представления о том, каким должен быть состав ФНБ. Они зафиксированы в нормативных документах РФ (которые, конечно же, готовятся под полным контролем со стороны финансового ведомства). Фантазия у Минфина небогатая: Фонд формировался до последнего времени в основном из трех валют — доллара США, евро и британского фунта стерлингов. Правда, в апреле этого новый премьер М. Мишустин дал указание дополнить валютный коктейль китайским юанем, но указанием трудно воспользоваться, ибо китайская валюта имеет тенденцию дешеветь.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Специалисты сообщили, насколько в 2021 году вырастут пенсии

Уже в конце прошлого года риски серьезных потерь, вызванных такой валютной композицией Фонда, стали более чем очевидными. Замаячила перспектива ослабления доллара США и евро в связи с тем, что ФРС США и ЕЦБ стали разгонять свои «печатные станки». Одновременно стало быстро набирать цену золото. Впрочем, эксперты правильно говорили: это не золото дорожает, а доллар и евро обесцениваются.

И вот, вероятно, под влиянием таких мировых трендов министр финансов А. Силуанов в декабре 2019 году неожиданно набрался смелости и порассуждал вслух: а почему бы не подумать о том, чтобы в состав ФНБ включить золото? Министр отметил тогда, что «у идеи есть множество как сторонников, так и противников». Он также добавил, что если золото и будет включено в состав ФНБ, то не более 15%-20%, причем оно должно стать активом «глубокого хранения». Сказал, и, видимо, испугался. Очень уж крамольная идея, посягательство на статус доллара как мировой валюты.

После этого наступила тишина, которая длилась почти 11 месяцев. Заметим, тишина неприличная, ибо Минфин хранил ее на фоне бурно дорожающего золота. Если в прошлом году средняя цена драгоценного металла была немного больше 1500 долларов за тройскую унцию, то в августе этого года она некоторое время была даже выше 2000 долларов. Сейчас она, правда, колеблется в районе 1900 долларов, но все понимают, что не за горами тот момент, когда цена окончательно обоснуется в зоне выше 2000 долларов. А в следующем году, согласно самым осторожным прогнозам, она выйдет на уровень 2500 долларов.

Более смелые эксперты называют цифру в 3000 долларов. Даже если бы не было дамоклова меча экономических санкций (замораживания валютных резервов), по чисто финансово-коммерческим соображениям Минфину еще в прошлом году следовало бы «переселяться» из долларов в золото.

Увы, Минфин как ведомство, отвечающее за Фонд национального благосостояния, в конце 2020 года оказалось абсолютно не готовым защищать ФНБ как от политических рисков (замораживание валютных активов), так и финансово-коммерческих (обесценение доллара и других резервных валют).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Болезнь Трампа и Карабах тянут курс рубля вниз

Вот последняя «картинка» по ФНБ, взятая с сайта Минфина по состоянию на 31 октября этого года.

Общий объем Фонда в национальной валюте составил 13.298,63 млрд руб. В пересчете на американскую валюту это эквивалентно 167,63 млрд долл. Инвалютная составляющая фонда состоит преимущественно из доллара США — 51,89 млрд долл. Кроме того, в фонде примерно такая же часть приходится на евро — 44,71 млрд евро. Еще в фонде имеется британская валюта — 8,66 млрд. ф. ст. Следов китайской валюты (юаня) пока нет.

И вот, наконец, 13 ноября «революционная» новость с Ильинки: Минфин РФ выступил с предложением размещать часть средств ФНБ на депозитах и остатках на банковских счетах в Центральном банке в драгоценных металлах. Это предложение оформлено в виде поправок в Бюджетный кодекс РФ, опубликованных на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. Конкретно, предлагается внести изменения в статью 96.11 «Управление средствами Фонда национального благосостояния», расширив перечень активов, в которые могут размещаться средства фонда. Пункт «депозиты и остатки на банковских счетах в Центральном банке» дополняется словами «в том числе в драгоценных металлах».

История с ФНБ и золотом показывает, что Минфин абсолютно лишен способности (а, скорее всего, и желания) действовать с упреждением. В данном случае упреждающие действия со стороны Минфина должны были начаться как минимум десять лет назад.

Для справки отмечу: ЦБ за период с начала 2007 по начало 2020 гг. увеличил свой золотой резерв с 402 т до 2271 т, т.е. почти на 1870 тонн! Если бы закупки золота Минфина составляли хотя бы половину тех, которые были сделаны Центробанком, то сегодня Ильинка не испытывала бы того панического ужаса, который порожден возможным приходом в Белый дом Джо Байдена.

Увы, это лишь один из многих примеров, показывающих, что долгосрочной политики у российского Минфина нет. А есть лишь рефлексия на текущие события, которые можно было предвидеть за многие годы до их наступления.

Если Россия лишится своего «национального благосостояния» (я имею в виду средства Фонда), то возникает вопрос: кто ответит за это головотяпство? Впрочем, слово «головотяпство» к данному случаю не подходит. Тут уже требуется специальная терминология Уголовного кодекса Российской Федерации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь