Громкое дело: Что стоит за арестом Хабарова

0
18

Громкое дело: Что стоит за арестом Хабарова

Статья в АПН о громком коррупционном скандале не могла пройти незамеченной. Публикуем ее полностью, поскольку материал очень актуальный.

Деятельность арестованного по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере СЕО банка «Траст» Михаила Хабарова обрастает новыми подробностями. В отношении топ-менеджера возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ по иску основателя ГК «Деловые линии» Александра Богатикова, а в конце октября в Следственный комитет России поступило еще одно заявление. Бывший зампред петербургского банка «Таврический» Дмитрий Гаркуша обвинил Хабарова в хищении 12 млн рублей и 1,63 млн долларов в 2014 году, когда тот, по всей видимости, еще возглавлял «А1». Возможно, как и в случае с Богатиковым, Хабаров пообещал Гаркуше «покровительство», но обещание не исполнил. Много вопросов вызывает сам факт, как такая одиозная фигура с сомнительным бэком оказалась у руля «Траста», структуры, созданной для оздоровления банковского сектора и находящейся под полным контролем главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, которая сейчас взяла на себя функцию «главного защитника подозреваемого».

Выжженная земля

Послужной список Михаила Хабарова пестрит историями, однозначно указывающими на то, что собственная выгода для топ-менеджера «Траста» всегда была важнее интересов государства. На заре своей карьеры он уже чуть не стал фигурантом уголовного дела о крупном мошенничестве, связанном с выводом активов Магнитогорского металлургического комбината в офшоры. Чтобы избежать ответственности, Хабаров спрятался тогда в США, а через три года, когда истек срок давности по делу, вернулся обратно.

Возглавив инвестподразделение «Альфа-Групп» «А1», участвовал в многочисленных корпоративных конфликтах, организовывая жесткий прессинг собственников компаний. Трагедией окончилось давление на владельцев Московского завода счетно-аналитических машин им. Калмыкова, выполнявшего в том числе оборонные заказы для космической отрасли. Один из акционеров находящегося в предбанкротном состоянии предприятия, был убит, а судебные разбирательства продолжаются до сих пор.

Десять лет тюремного заключения получил директор одного из крупнейших предприятий атомной энергетики и нефтегазохимического комплекса «Корпорации «Сплав» Владимир Федоров. Он мечтал, чтобы завод был присоединен к Росатому, но в конфликт вмешалась «А1» во главе с Хабаровым, которые с помощью «маски-шоу» перехватили контроль над «Сплавом». После того, как Федорова удалось не просто отстранить от управления, а возбудить против него дело о вымогательстве, корпорация была продана дружественной «А1» структуре, не имеющей никакого отношения к атомпрому.

С самого начала было очевидно, что Хабаров и во главе «Траста» будет преследовать корыстные интересы лично свои и близких себе структур.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Нефть начинает новую игру с Россией

С заинтересованностью к «А1»

Основная задача созданного банка непрофильных активов (БНА), главным исполнительным директором которого является Хабаров, — вернуть государственные деньги, потраченные ЦБ на реанимацию проблемных кредитных учреждений через реализацию залоговых предприятий. Среди должников оказались преимущественно бывшие и действующие участники рейтинга Forbes, на балансе — миллиардная собственность, по большей части это залоги по дефолтным кредитам ФК «Открытие», «Бинбанка» и «Промсвязьбанка». Так, согласно отчетам, в 2019 году «Траст» выручил 107,2 млрд рублей, в нынешнем планирует — 74 млрд рублей. По итогам всей работы с портфелем активов целевой объем сборов к 2023 году заявлен в размере всего 482 млрд рублей. Это существенно меньше стоимости всех слитых в «Траст» активов, оцениваемых в триллионы рублей. Однако такие обязательства глава банка Александр Соколов и его зам Михаил Хабаров, а также курирующий работу «Траста» предправления «Открытия» Михаил Задорнов считают своим главным достижением и не скупятся на зарплаты и бонусы.

Из отчета МСФО следует, что «Траст» примерно вдвое увеличил выплаты своим сотрудникам за первое полугодие 2020 года, уже потратив 3,2 млрд рублей в сравнении с прошлогодними 1,8 млрд рублей. Любопытно, что больше всего денег было выплачено в апреле-июне — 2,5 млрд рублей. Эксперты отмечают, что это «крупнейшие квартальные выплаты за период деятельности банка под эгидой ЦБ». Хотя эффективность сборов была далеко не на том уровне, который декларировался в начале своей деятельности топ-менеджерами «Траста», получившими по итогам 2019 года в среднем по 180 млн рублей только бонусов.

Немалые суммы, доставшиеся БНА на работу с токсичными активами, как выяснилось, уходят «А1» и многочисленным аффилированным с нею юридическим конторам, в том числе международным. По некоторой информации, Соколов в настоящее время считается чуть ли не самым крупным работодателем на рынке. При этом хорошо известно, как «эффективно» осваиваются денежные средства именно под видом юридических услуг, когда судебные разбирательства ведутся годами. Пожалуй, такие расходы — одни из самых коррупциоемких. Что и демонстрирует деятельность «Траста».

Ущерб на миллиарды

Руководство «Траста» уже в открытую обвиняют в конфликте интересов и даже рейдерстве, отмечая, что абсолютное большинство высокодоходных кейсов оказываются под контролем «А1» и других структур «Альфа-Групп», в которых долгие годы трудился Михаил Хабаров. Собственно, он и был инициатором привлечения «А1» к работе с непрофильными активами. Схема простая: тендеры на юридические услуги проводятся формально или под конкретного победителя, «партнеры» «Траста» запускают бесконечные судебные процессы с бывшими владельцами активов, параллельно оценивают перспективность каждого из предприятий, а затем или реализуют их со значительной скидкой близким к себе интересантам, или банкротят. При этом «Траст», «Открытие» и «А1» совершенно не заботят ни сохранение производства и рабочих мест, ни тем более развитие. В противном случае прибыль от реализации активов могла бы быть намного больше. Но важнее быстро получить «маржу» для «своих», которая естественно в отчете Центробанку не учитывается.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В СКР рассказали, как Мень похитил из бюджета 700 млн рублей

Так, 100 млн долларов, по мнению экспертов, могла составить упущенная выгода государства от фактически коррупционной деятельности «Траста» и «Открытия» в работе с активом, бенефициарами которого являлись экс-владельцы «Промсвязьбанка» братья Алексей и Дмитрий Ананьевы. Речь идет о предприятии по добыче угля ООО «Краснобродский Южный», занимающего 15% рынка пылеугольного топлива в РФ, востребованного в металлургии, которое обанкротили по иску «Альфа-банка». В настоящее время конкурсный управляющий оспаривает ряд сделок прошлых лет, но шансы отстоять компанию невелики. Вероятнее всего, получив актив, «Альфа-банк» продаст его профильному игроку, разумеется, с выгодой для себя.

Банк также участвует в конфликте «Открытия» и бывших владельцев «Росгосстраха» Данила и Сергея Хачатуровых, выступая третьей стороной. В рамках партнерских соглашений с «Открытием» «А1» занимается активами, которые Хачатуровы успели вывести из компании. Ущерб государству может быть нанесен и если к «Альфа-Групп» отойдет «Интеко» — девелоперский актив, восстановивший операционный бизнес за счет вливания 20 млрд рублей со стороны «Траста» и «Открытия». Ситуация с «Интеко» изнутри контролируется «А1».

Очередь на арест

Похоже, руководство «Траста» уже распределило все ликвидные активы. Год назад глава БНА Александр Соколов рассказывал, как эффективно удается очищать предприятия от долгов и убирать «офшорные люстры», теперь же он практически открыто заявляет — будем банкротить. «Траст» в настоящий момент банкротит нефтегазодобывающую компанию «Руспетро», которой предъявлено к возвращению около 12 млрд рублей, разработчика и производителя приборов СВЧ диапазона, в том числе по госзаказу, АО «Плутон», задолжавшего Ханты-Мансийскому «Открытию» 710 млн рублей по кредиту, птицефабрику «Белая птица» в Белгородской и Ростовской областях, ООО «Уралбойлер», ООО «Русское зерно» и многие другие. Уходящие с молотка компании так же могут доставаться аффилированным с командой «Траста» структурам. И все это мимо государства.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Дефолт-2021: Как малому бизнесу спастись от массовых банкротств

Эксперты уже задаются вопросом о целесообразности создания фонда непрофильных активов, который фактически дублирует деятельность Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Незаинтересованность руководства «Траста» и «Открытия» проводить мероприятия, повышающие стоимость активов, они объясняют тем, что БНА, получая от государства миллиарды на свою деятельность, по сути, ничем не рискует. Это не классический банк, хоть и имеет лицензию, и не бизнес вовсе, потому что перед ним не ставится задача извлечения прибыли. Что видно по многочисленным управляющим компаниям банка, как например, УК «Траст недвижимость», которая только расширяет штат и увеличивает зарплатный фонд, но не за счет успешно проведенных сделок, а из собранных за аренду денег. Таким образом, «Траст» просто осваивает государственные средства, действуя при этом, в отличие от АСВ, непрозрачно и неэффективно и с большими коррупционными рисками.

По сути, банк превратился в паразитирующую на государстве структуру с раздутым штатом и непомерными размерами зарплат. И такая потребительская позиция, похоже, вполне устраивает и руководство «Траста», теряющего контроль над дочерними структурами и больше увлеченного рисованием красивых цифр в отчетности, и его куратора «Открытие». Главу последнего тоже больше заботит, скорее, собственное благополучие, нежели интересы государства. Так, получив 2 трлн рублей под 0,1% от ЦБ, «Открытие» выгодно вложило деньги, приобретя облигации с доходностью 6−7%, с которых выручило 140 млрд рублей.

Возможно на эти средства Михаил Задорнов устроил себе роскошный офис. Поговаривают, что переехав в новое здание, он занял помещения, на площади которых в бытность Задорнова главой Минфина размещались пятеро его замов, и это не просто кабинет, а целая зона отдыха. По просочившейся в публичное пространство информации, одна из стен от пола до потолка кабинета предправления «Открытия» украшена тропическими растениями и искусственными цветами, а рядом с электрокамином лежит сувенирная вязанка поленьев, на каждом их которых логотипы крупных банков — «Альфа-банк», ВТБ, Raiffeisen, «Промсвязьбанк». Последний, к слову, уже сгорел в топке. И это символично, учитывая слухи о том, что Михаил Задорнов мечтает вернуть себе министерское кресло.

Однако его планы, похоже, спутал арест СЕО «Траста» Хабарова, после чего начали всплывать подробности деятельности банка и в частности его участия в теневых схемах с токсичными активами. Когда правоохранительные органы заинтересуются фактами коррупции и неэффективного управления банком «плохих» долгов вплотную, Михаилу Хабарову придется потесниться в «Матросской тишине» еще как минимум на пару мест.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь