Поставки газа: Россия меняет ориентацию

0
84

Поставки газа: Россия меняет ориентацию

Доля сжиженного природного газа (СПГ) в мировой торговле этим видом топлива к 2035 году увеличится до 52%, заявил министр энергетики РФ Александр Новак в приветствии к участникам 9-й Конференции производителей и потребителей сжиженного природного газа.

Глава ведомства отметил, что за последнее десятилетие потребление СПГ в мире росло в 4 раза быстрее, чем добыча природного газа, за это же время число импортирующих стран увеличилось более чем в 2 раза. По прогнозам, к 2030 году мировой спрос на СПГ возрастет до 580 миллионов тонн, сообщил он.

​Россия будет активно заниматься удовлетворением мирового спроса на СПГ, заверил Александр Новак.

«По итогам прошлого года Россия произвела более 40 млрд. кубических метров газа в виде СПГ, что на 49% больше, чем годом ранее. К 2025 году общая мощность наших проектов составит более 68 миллионов тонн в год. А в перспективе доля России на глобальном рынке СПГ может достигнуть четверти от общемирового показателя», — добавил он.

Глава Минэнерго считает, что Россия обладает высоким потенциалом на мировом рынке СПГ, так как имеет большую ресурсную базу, обладая 20% всех разведанных запасов газа в мире. Кроме того, наша страна имеет выгодное географическое положение, что позволяет в кратчайшие сроки доставлять СПГ до потребителя, а также доступность Северного морского пути, который в ближайшее время, по словам Александра Новака, станет ключевым транспортным маршрутом, соединяющим российские арктические проекты с рынками Европы, Азии.

«Уже сегодня мы располагаем самым большим потенциалом производства газа в сочетании с мощной и последовательно развивающейся инфраструктурой экспорта. Мы трудимся над совершенствованием технологий и​ внедрением современных отечественных разработок», — добавил министр.

Он убежден, что развитие рынка СПГ — одно из наиболее актуальных направлений развития мировой энергетики.

Однако, как заметил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, не всегда СПГ выгоднее трубопроводного газа.

— Есть плюсы и минусы у обоих форматов доставки. Я сомневаюсь, что после окончания строительства «Северного потока-2» будут новые газопроводы, хотя и говорят про «Северный поток-3» для водорода. Мне кажется, что это от непонимания ситуации.

«Северный поток-2» строится для того, чтобы иметь возможность выбора маршрута доставки. Европейцы, например, строят терминалы приема СПГ, которые у них десятилетиями недогружены (обычно они загружены на 25−30%). Казалось бы, абсурд — строить новые, если 70% приемных мощной простаивает, но они это делали, чтобы диверсифицировать источники поставки газа. Также и Россия действует.

Мы пытаемся создать систему, при которой будет возможность выбора. Сейчас Украина — безальтернативный транзитер. Если мы не прокачаем через Украину, значит, не выполним контракты с европейскими потребителями, так как просто физически этот объем газа не влезет в другие газопроводы. А такая зависимость чревата — на Украине взорвали ЛЭП в Крым и не подпустили ремонтников.

Где гарантия, что то же самое не произойдёт с газопроводами, газокомпрессорными станциями? И чисто экономически украинский маршрут очень дорогой, потому что по нынешнему контракту высокая цена плюс даже на сутки нельзя передвинуть. То есть, если сегодня не прокачал физически какой-то объём газа, то все равно заплатишь, причем по ставке, которая сейчас самая высокая среди работающих у нас газопроводов для доставки газа в Европу.

Более того, это самый протяженный трубопровод для доставки. «Газпром» добывает все севернее — это Бованенковское месторождения на Ямале. Доставку оттуда в Европу проще сделать через «Северный поток». Кроме того, новые газопроводы затрачивают гораздо меньше топлива для прокачки, чем украинский транзит. Для европейцев это важно, потому что меньше углеродный след, а следовательно, и углеродный налог, что уже для «Газпрома» важно.

Думаю, что уже через два года в Европе заработают правила углеродного налога и при поставках с большим углеродным следом придется платить, соответственно, себестоимость будет выше. Поэтому думаю, что будет достроено до Австрии продолжение «Турецкого потока» и «Северный поток — 2» — это даст возможность выбора маршрута доставки.

«СП»: — А на восточном направлении?

— Россия ведет переговоры о проекте поставок газа в Китай из Западной Сибири. Там СПГ не построишь. В Пур-Тазовском районе есть избыточные мощности газа, с которых можно взять объемы и пустить на азиатские рынки. Пока эти мощности простаивают. «Газпром» утверждает, что там можно добывать еще около 150 млрд кубов, был бы спрос.

Так что осталось лишь два проекта газопроводов — «Северный поток-2» и «Сила Сибири-2». Есть еще небольшой участок газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток, который могут повернуть на Китай, но там пока решение не принято и не факт, что будет.

«СП»: — Перспективы для СПГ у нас каковы?

— СПГ в России развивается. Новак основывается на данных о том, что делает в своем кластере НОВАТЭК. У него на Ямале и Гыдане есть несколько месторождений, на каждом из которых он хочет построить по СПГ-заводу мощностью 20 млн. тонн. «Ямал-СПГ» уже работает; «Арктик СПГ-2» — инвесторы собраны, контракты подписываются, он точно будет реализован. И еще как минимум три таких завода НОВАТЭК хочет построить. Плюс «Обский СПГ» на 5 млн. тонн. Остальные проекты под большим вопросом.

Минэнерго, например, учитывает «Дальневосточный СПГ», третью очередь Сахалинского завода, «Балтийский СПГ». Но каждый из этих проектов имеет больше сложностей, чем апробированные новатэковские проекты. На Сахалине, например, есть проблема ресурсной базы — нет лишнего газа, чтобы строит СПГ-заводы, на Балтике проблема в том, что газ добывается на Ямале и его надо тащить через европейскую часть России в Усть-Лугу, где он сжижается. То есть его себестоимость довольно большая, выгоднее газопровод.

«СП»: — А какое количество инфраструктуры, газовозов необходимо для реального развития СПГ? Успеет ли Россия построить ее в ближайшее десятилетие, чтобы действительно завоевать четверть рынка?

— Здесь действительно стоит большой вопрос о сроках. Нас часто пугают, что Европа откажется к 2040−2050 годам от углеродного сырья и перейдет в светлый мир будущего, где будет только ВИЭ (возобновляемые источники энергии — ред.) и водород. В Европе действительно принимают программы развития ВИЭ, но не факт, что они будут реализованы вовремя.

Надо помнить, что ВИЭ — это замечательно, но очень дорого. Все почему-то молчат о том, кто будет за это платить. И представляют эту историю с переходом на ВИЭ как некое желание, а это вопрос экономики. Если посмотреть на ВИЭ и ископаемые ресурсы, то пока ВИЭ не так дешево, чтобы на него переходить. Пока весь мир считает, что до 2050 года газовый рынок будет расти. В Европе, правда, ситуация сложнее и там этот рынок возможно существенно сожмется к 2040 году. В этом плане развивать СПГ, который можно доставлять и на запад, и на восток выгодно.

Инфраструктуры надо много. Чтобы развивать, в частности, кластер на Ямале и Гыдане предполагается построить три новых атомных ледокола по 120 мегаватт класса «Лидер». Такой ледокол, заложенный сейчас на «Звезде», будет шириной с газовоз, на большой скорости сможет прокладывать путь. Посмотрим, хватит ли у государства денег. Такой ледокол по нынешним ценам стоит 120 млрд. рублей.

Есть и вопрос себестоимости. У нас, если говорить о Ямале, очень низкая себестоимость производства СПГ. Даже в Катаре она может быть не намного ниже, а может и выше. Но у нас дорогая доставка — с Ямала надо довезти до рынков сбыта. А это и танкер ледового класса, и ледоколы.

В целом мы конкурентоспособны. Сахалинский завод, например, один из наиболее эффективных в мире.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь