Спасение рубля: $ 140 млн. интервенций в день и надежда на чудо

0
87

Спасение рубля: $ 140 млн. интервенций в день и надежда на чудо

Похоже, для рубля черная полоса временно закончилась. Минфин и ЦБ будут ежедневно продавать доллары и евро на 11 млрд. рублей ($ 140 млн. по текущему курсу), чтобы поддержать национальную валюту. Об этом 6 октября сообщили «Ведомости».

Вот точный объем интервенций: Минфин с 7 октября по 6 ноября — ежедневно продает валюту на 5,7 млрд. рублей, ЦБ с 1 октября — примерно на 5,3 млрд.

Правда, оба ведомства не связывают эти продажи с поддержкой рубля.

«Ожидаемый объем дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета прогнозируется в октябре 2020 года в размере 76,6 млрд. рублей. Суммарное отклонение фактически полученных нефтегазовых доходов от ожидаемого месячного объема нефтегазовых доходов и оценки базового месячного объема нефтегазовых доходов от базового месячного объема нефтегазовых доходов по итогам сентября 2020 года составило 50,3 млрд. рублей. Таким образом, совокупный объем средств, направляемых на продажу иностранной валюты, составляет 126,9 млрд. рублей.», — говорится в сообщении Минфина.

Напомним, ведомство — формально — продает валюту не ради укрепления рубля, а в рамках механизма компенсации недополученных нефтегазовых доходов бюджета. Этот механизм запускается при снижении цен на нефть Urals ниже уровня, установленного бюджетным правилом (в 2020 году — $ 42,4 за баррель). В сентябре, по данным Минфина, средняя цена за баррель Urals составляла $ 40,91, сейчас — $ 41,2 за баррель. Стало быть, самое время продать часть валюты из Фонда национального благосостояния.

Аналогично Банк России — формально — вовсе не укрепляет рубль, а продает валюту, полученную от сделки со Сбербанком. До конца 2020 года регулятор намерен продать валюту дополнительно на 185 млрд. рублей.

Однако суть этих манипуляций — все-таки поддержка рубля, что бы финансовые власти ни говорили. И для такой поддержки, на первый взгляд, есть основания.

В течение сентября рубль полегчал на 7,6% и стал худшей валютой развивающихся рынков. Рубль опередил в антирейтинге даже турецкую лиру, которая упала на 6,1%. И это не предел: на 6 октября курс российской валюты достиг 91,66 руб./евро и 78,13 руб./доллар.

Дальнейшие перспективы рубля радужными тоже никак не назовешь. В России наблюдается обвальный рост заболеваемости COVID-19, что это создает риски для нового локдауна. Плюс имеются геополитические риски, включая ужесточение санкций из-за якобы отравления Алексея Навального, а также ужесточение политики Вашингтона вследствие возможной победы демократа Джо Байдена на президентских выборах.

Нервозности игрокам добавила и спикер Совфеда Валентина Матвиенко: 5 октября она предложила повысить ставки налога на прибыль для выплат дивидендов в офшоры. Сейчас они составляют 15% для дивидендов и 20% для роялти. Не исключено, что Россия поднимет эти налоги до 30%, как поступили США и страны ЕС.

По мнению ряда аналитиков, из-за этих передряг доллар может закрепиться на отметке 80 рублей уже в ближайшие две недели. Остановят ли обвал рубля валютные интервенции?

— Важно понимать, что стоит за действиями финансовых властей, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Если речь о том, что дальше внешняя конъюнктура изменится, — цены на нефть вырастут, и приток валюты станет больше, — то нынешнюю ситуацию следует трактовать как временное отклонение. И в этом случае, действительно, есть смысл в поддержке рубля. Поскольку задача финансовых властей — в том числе, сглаживать колебания курса.

Но если смотреть на ситуацию здраво, нет никаких оснований предполагать, что в будущем нас ждет лучшая конъюнктура.

Консенсусный прогноз аналитиков на 2021 год — цена нефти не превысит $ 47 за баррель, а прогнозы на ближайшее время пересматриваются в сторону ухудшения, даже с учетом сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+.

Предполагать, что Россия в таких условиях сможет продавать больше нефти, и по более высокой цене, — просто фантастика.

Напротив, у нас с бюджетом системные проблемы. Наши доходы стратегически уменьшаются, поскольку сокращается доля РФ на мировом рынке углеводородов. С другой стороны, расходы бюджета растут. Целые отрасли российской экономики нуждаются в поддержке из-за санкций, плюс необходимо поддерживать очень многих в условиях пандемии коронавируса.

Все это приводит к тому, что бюджет сокращаться не думает. При этом дополнительные налоги взять неоткуда. Замечу, что обе меры — секвестра бюджета и повышения налогов — противоречат основам экономической политики в условиях кризиса.

В итоге остается не так много способов бюджет пополнить, или хотя бы поддержать на плаву.

«СП»: — Можно ли решить проблему путем заимствований?

— В таких условиях заимствования проблематичны. Брать займы по завышенному курсу, и не имея гарантий, что конъюнктура станет лучше — значит, идти на чистые потери. По идее, делать заимствования можно только под государственные инвестиционные планы, которые позволят в будущем получить дополнительные доходы.

Добавлю также, что в случае масштабных заимствований ФНБ превращается в некий залог, обеспечивающий займы.

«СП»: — Какой из этого следует вывод?

— Что ослабление рубля — системный процесс, и он обусловлен фундаментальными факторами. Поэтому смешно, когда горе-эксперты начинают возмущаться: как можно ослаблять рубль, какое власти имеют на это право! На деле, курс валюты не может сохраняться неизменным вне зависимости от источников пополнения бюджета, мировой конъюнктуры и возможностей экономики.

Курс рубля, замечу, должен обеспечивать не только балансирование бюджета, но и хоть какой-то экономический рост, инвестиции и конкурентоспособность. Ни одна из этих целей при 70 руб./доллар не достигается — это легко посчитать, сделав анализ по секторам экономики.

Есть и другие цели, который должен обеспечивать курс нацвалюты. Это уровень занятости, доходов и деловой активности.

Игнорировать все это, и вводить экономику в стагнацию только ради поддержания завышенного курса — естественно, невозможно. В завышенном курсе рубля заинтересованы, я считаю, только спекулянты — чтобы обеспечивать приток «горячих» денег, и раздувать игру на повышение.

«СП»: — До каких пределов может просесть рубль?

— На мой взгляд — если суммировать все факторы — базовым уровнем можно считать 90 руб./доллар. Судите сами. Когда нефть стоила $ 120 за баррель, экономика России балансировалась при 30 руб./доллар. Когда нефть стала $ 60 за баррель — курс поднялся до 60 руб./доллар. Сейчас нефть стоит, грубо, $ 40 за баррель — и курс, по логике, должен быть, примерно 90 руб./доллар.

Я считаю, только при таком курсе возможна бюджетная обеспеченность РФ, и хоть какие-то импульсы к экономическому росту. Думаю, курс действительно будет стремиться к этой планке — причем, в обозримом будущем. Скорее всего, это вопрос нескольких месяцев.

— Доллары российские власти не печатают, и управлять могут только рублями, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Чтобы удерживать курс на определенной отметке, надо тратить резервы. Но толку от этого немного. Напомню, в 2014 году, когда осенью начался обвал рубля, финансовые власти израсходовали чуть не треть резервов страны — и рубль продолжил падать. В результате в декабре 2014-го курс отпустили — и грянул очередной «черный вторник»: рубль провалился, и только в 2015 году стал понемногу укрепляться.

Это сумасшедшая политика — резервы рано или поздно закончатся, а рубль все равно не удержишь. Власти, я считаю, сделали выводы, и сейчас ослабляют рубль плавно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь